.RU

Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 11



детской литературы. Свои детские произведения мы считали, в отличие от

вещей, предназначаемых для взрослых, не настоящими, работа над которыми

преследует задачу получения материальных средств к существованию. В силу

своих политических убеждений и литературной платформы мы сознательно

привносили в область детской литературы политически враждебные современности

идеи, вредили делу советского воспитания подрастающего поколения. Наша

заумь, противопоставляемая материалистическим установкам советской

художественной литературы, целиком базирующаяся на мистико-идеалистической

философии, является контрреволюционной в современных условиях. Признаю, что,

находясь во главе упомянутой выше группы детских литераторов, я творил

антисоветское дело. В дальнейших своих показаниях я детализирую и расширяю

данный протокол.

Допросил А. Бузников (подпись)

Даниил Хармс (подпись)

18 декабря 1931 года

-

Протокол 3 (л. д. 53-56)

Наша группа стала работать в области детской литературы с 1927-ого года.

В область детской литературы наша группа привнесла элементы своего

творчества для взрослых, т. е. заумь, которую я в предыдущем протоколе

назвал контрреволюционной. Наиболее заумными являются следующие мои детские

произведения: "Иван Иванович Самовар", стихи "О Топорышкине", "Как старушка

покупала чернила", "Во-первых и во-вторых" и др.

Весьма приближаются к форме заумного творчества также произведения

Введенского "Кто", "Железная дорога", "Бегать, прыгать" и др. в этом же

роде. К наиболее бессмысленным своим стихам, как, напр., стихотворение "О

Топорышкине", которые ввиду крайней своей бессмыслицы были осмеяны даже

советской юмористической прессой, я относился весьма хорошо, расценивая их

как произведения качественно превосходные, и сознание, что они неразрывно

связаны с моими непечатающимися заумными произведениями, приносило мне

большое внутреннее удовлетворение. Я должен был, ввиду предъявляемых

требований, в дальнейшем несколько отойти от прямо заумных произведений,

типа указанных выше, и начать писать несколько более конкретно. Однако такие

мои вещи, как "Миллион" и "Что нужно заготовлять на зиму", не стали от этого

менее политически вредными, контрреволюционными, чем произведения

вышеназванные.

В обоих, и в "Миллионе", и в "Заготовках", общественно-политические темы

сознательно подменены мною естествоведческими темами. В "Миллионе" тема

пионерского движения подменена мною простой маршировкой, которая передана

мною и в ритме самого стиха, с другой стороны, внимание детского читателя

переключается на комбинации цифр. В книжке "Что мы заготовляем на зиму" тема

о том же пионерском лагере подменена мною сознательно темой

естествоведческой и внимание ребенка переключается на те предметы, которые

необходимо заготовить на зиму. Я квалифицирую эти книжки как политически

враждебные современности. Создание именно такого рода произведений, как

стихотворение "О Топорышкине", "Миллион" и др., обусловливалось моими

политическими воззрениями, враждебными современному политическому строю,

которые вместе со мной разделяла и вся группа. В тех случаях, когда ради

материальных соображений я пытаются приспособиться к предъявляемым

общественностью к детской литературе требованиям, у меня получались явно

халтурные произведения, как, например, стихи, написанные мною для журнала

"Октябрята". Детские произведения, названные выше, и другие, принадлежащие

как моему перу, так и творчеству остальных членов группы, зачитывались и

обсуждались в кругу членов группы и близких группе... встречали полное

одобрение.

Резюмируя свое показание, признаю, что деятельность нашей группы в

области детской литературы носила антисоветский характер и нанесла

значительный вред делу воспитания подрастающего советского поколения. Наши

книжки отрывали читателя от современной конкретной действительности,

действовали разлагающим образом на воображение ребенка. В частности, с этой

точки зрения могу еще указать на стихотворение под названием "Врун",

помещенное в журнале "Еж", которое содержит элементы бессмыслицы.

Допросил А. Бузников (подпись)

Даниил Хармс (подпись)

-

Протокол 4 (л. д. 57-58)

Наша группа, как я указывал в предыдущих своих показаниях. работала в

области детской литературы в течение нескольких лет.

За это время нами было написано и сдано в печать большое количество

прозаических и стихотворных книжек для детей, которые надо подразделить на

произведения халтурные и антисоветские.

К халтурным произведениям из своих книжек я отношу следующие: "Театр",

"Озорная пробка" и три стихотворения, помещенных в ж. "Октябрята", одно из

которых называлось "Соревнование".

Эти произведения для детей были написаны мною в минимально короткий срок

и ислючительно ради получения гонорара.

Особо халтурной из вышеназванных произведений я считаю книжку "Театр".

Помимо того, что эта книжка не сообщает детям абсолютно никаких полезных

сведений, она и по форме своей является чрезвычайно скверной,

антихудожественной. То же самое следует сказать и о книжке "Озорная пробка",

которую я написал за два часа. Что же касается стихотворения для ж.

"Октябрята", то в этом случае имело большое значение то обстоятельство, что

эти произведения я писал на советские темы - соревнование и т. д., которые

были мне враждебны в связи с моими политическими убеждениями и которые я,

следовательно, не мог изложить художественно приемлемо.

Творчество члена нашей группы Введенского также в некоторой своей части

носит халтурный характер. Это относится к первым произведениям Введенского

на советские темы, которые носили приспособленческо-халтурный характер.

Переименовать эти произведения я сейчас затрудняюсь, так как забыл их

названия. Как халтурно...

К антисоветским произведениям я отношу следующие политически враждебные

произведения для детей, вышедшие из-под пера членов нашей группы, как

"Миллион", "Как старушка чернила покупала", "Иван Иванович Самовар", "Как

Колька Панкин летал в Бразилию", "Заготовки на зиму" и друг. Введенского -

из тех, что я помню, - "Авдей-ротозей", "Кто", "Бегать-прыгать", "Подвиг

пионера Мочина" и др.

Мое произведение "Миллион" является антисоветским пстгому, что эта книжка

на тему о пионер-движении превращена сознательно мною в простую считалку. В

этой книжке я сознательно обошел тему, заданную мне, не упомянув ни разу на

протяжении всей книжки слово "пионер" или какое-либо другое слово,

свидетельствующее о том, что речь идет о советской современности. Если бы не

рисунки, кстати, также сделанные худ. Конашевичем в антисоветском плане, то

нельзя было понять, о чем идет речь в книжке: об отряде пионеров или об

отряде белогвардейских бойскаутов, тем более что я отделил в содержании

книжки девочек - от мальчиков, что, как известно, имеет место в буржуазных

детских организациях и, напротив, глубоко противоречит принципам

пионер-движения.

Другая из названных выше моя книжка "Иван Иванович Самовар" является

антисоветской в силу своей абсолютной, сознательно проведенной мною

оторванности от конкретной советской действительности. Это - типично

буржуазная детская книжка, которая ставит своей целью фиксирование внимания

детского читателя на мелочах и безделушках с целью отрыва ребенка от

окружающей действительности, в которой, согласно задачам советского

воспитания, он должен принимать активное участие. Кроме того, в этой книжке

мною сознательно идеализируется мещански-кулацкая крепкая семья с огромным

самоваром - символом мещанского благополучия.

В книжке "Заготовки на зиму" я так же, как и в "Миллионе", сознательно

подменил общественно-политическую тему о пионерском лагере темой


естествоведческой: о том, что из предметов домашнего обихода следует

заготовить на зиму. Таким путем внимание ребенка переключается, отрывается

от активно-общественных элементов советской жизни. С этой точки зрения я

называю эту книжку не только антисоветской, но и вредительской, поскольку

она относится к самому последнему периоду моего творчества, когда я был

хорошо знаком с теми последними требованиями, которые предъявлялись критикой

к советской детской литературе.

Из названных мною выше произведений члена нашей группы А. И. Введенского

особо останавливаюсь на книжке "Авдей-ротозей", которая, воспевая крепкого

зажиточного мужичка и издеваясь над деревенской беднотой, является кулацкой

и антисоветской.

Детские произведения, названные мною выше, и другие, зачитывались и

обсуждались в кругу членов группы и близких группе лиц.

Создание такого рода произведений, как "Миллион", "Иван Иванович Самовар"

и др. обусловливалось моими политическими убеждениями, враждебными

современному политическому строю, которые вместе со мной разделяла и вся

группа.

Резюмируя свое показание, признаю, что деятельность нашей группы в

области детской литературы носила антисоветский характер и принесла

значительный вред делу воспитания подрастающего советского поколения...

Даниил Хармс (подпись)

-

Протокол 5 (л. д. 59-62)

В основе моей антисоветской деятельности, о которой я показывал ранее,

лежали политические взгляды, враждебные существующему политическому строю. В

силу того, что я обычно и намеренно отвлекал себя от текущих политических

вопросов, - я принципиально не читаю газет, - свои политические воззрения я

оформлял при помощи близких мне людей - членов моей группы. В беседах с ними

я выявлял себя как сторонника и приверженца политического режима,

существовавшего до революции. Будущее страны рисовалось мне как реставрация

этого строя. Я ждал этого момента, очень часто представлял его себе

мысленно, с тем, чтобы сразу после его завершения приступить к активнейшей

творческой деятельности. Я полагаю, что реставрация старого режима

предоставила нашей группе заумников широкие возможности для творчества и для

опубликования этого творчества через посредство в печати. Кроме того, я

учитываю и всегда учитывал, что мои философские изыскания, идущие по пути

идеалистической философии и тесно соприкасающиеся с мистикой, гораздо более

созвучны политическим и общественным формам дореволюционного порядка, чем

современному политическому строю, основанному на материалистической

философии. Моя философия, которую я разрабатывал и искал, сознательно

отрешившись от современной мне действительности, изолировав себя от влияния

этой действительности, глубоко враждебна современности и никогда не сможет к

ней приблизиться. Это видно хотя бы из того положения, что я считало

неприемлемым для себя, в силу своих философских воззрений, прикладную

направленность науки. Только тогда, по-моему, наука достигнет абсолютных

высот, будет способна проникнуть в глубину тайн мироздания, когда утеряет

свой утилитарный практический характер. Понятно, насколько это противоречит

современным установкам на науку, трактуемой большевиками как один из рычагов

для построения социалистического общества. Естественно, что, сознавая всю

глубину противоречия, лежащую между моими философскими взглядами, моим

творчеством и современным политическим строем, я искал для себя оформления

своих политических воззрений, т. е. наиболее близкой для меня формы

политического правления. В беседах с Калашниковым, Введенским и др., подчас

носивших крайне антисоветский характер, я приходил к утверждению о

необходимости для России монархического образа правления. Поскольку эти

беседы повторялись изо дня в день, я все более свыкался с мыслью о

необходимости разрушения советской политической системы и восстановления

старого порядка вещей. Грядущая перемена стала для меня как бы само собой

разумеющимся положением, причем характер этой перемены был для меня в

значительной степени безразличен. Я понимал, что изменение строя невозможно

без вооруженной борьбы, но я старался не вдумываться глубоко в этот вопрос,

поскольку здесь имелось глубокое противоречие с моими философскими

воззрениями, отрицающими необходимость борьбы и всякого рода насилия. Таким

образом, уйдя с головой в заумное творчество и в мистико-идеалистические

философские искания, я сознательно противопоставил себя современному

общественно-политическому порядку. В свою очередь это противопоставление

вынуждало меня искать такого политического порядка, при котором такое

противопоставление отсутствовало бы. При помощи близких мне творчески и

идеологически людей, политически более осведомленных, нежели я сам, я

укреплялся в своих стремлениях к разрушению существующего строя.

Даниил Хармс (подпись)

13 января 1932 года

Допросил А. Бузников (подпись)

___

Письма М. В. Малич - Н. Б. Шанько

___

22/VIII

Дорогая Наталия Борисовна,

Вы совершенно справедливо меня ругаете, что я не ответила на обе Ваше

открытки, но были обстоятельства, которые помешали мне это сделать.

Я около 2-х недель работала на трудработах, но в городе. Уставала

отчаянно. У нас все также, как и при Васе той только разницей, что почти все

знакомые разъехались, а Даня получил II группу инвалидности. Живем почти

впроголодь; меня обещали устроить на завод, но боюсь что это не удастся.

Девятнадцатого числа из Л-да уехал к Вам в Пермь Мариинский театр, как

видите все стекается в Ваши далекие края. С театром выехал Всеволод Горский

и возможно Вы с ним там встретитесь. Предупреждаю Вас, что накануне отъезда

он сделал очень мелкую подлость, которая охарактеризовала с самой нехорошей

стороны, потому будьте с ним осторожнее, если увидетесь. Милая, дорогая моя

Наталия Борисовна, если бы Вы чувствовали, как здесь тоскливо стало жить

после разъезда всех близких.

Вчера уехала Данина сестра и в квартире пусто и тихо, кроме старухи, кот.

наперекор всем продолжает жить.

У меня лично неважно на душе, но все это не напишешь, страшно не хватает

Вас. Очень нравится мне Нина Ник. и я часто у нее бываю, вспоминаем Вас.

Видела 2 раза Mme, она выглядит не очень хорошо, думаю, что тоже покинет

милый Ленинград. Даня просит поцеловать Вас обоих, я крепко, крепко целую

Вас и передайте больш, привет Антону Ис.

Ваша Мар.

___

1/IX

Дорогая Наталия Борисовна

Двадцать третьего августа Даня уехал к Никол Макаровичу. Я осталась

одна без работы, без денег, с бабушкой на руках. Что будет со мной я не

знаю, но знаю только то, что жизнь для меня кончена с его отъездом.

Дорогая моя, если бы у меня осталась хотя бы надежда, но она исчезает с

каждым днем.

Я даже ничего больше не могу Вам писать, если получите эту открытку,

ответьте, все-таки как-то теплее, когда знаешь) что есть друзья. Я никогда

не ожидала, что он может бросить меня именно теперь.

Целую Вас крепко

Ваш Мар.

___

Ленинград

30/XI-41

Милая, дорогая моя Наталия Борисовна! Пользуюсь оказией, чтобы послать

Вам это письмо. Очень, очень давно не имею от Вас вестей, но хотя и очень

хотелось бы что-нибудь получить - все же не беспокоюсь, т. к. уверена, что

Вы хорошо живете.

Я всеми силами души стремлюсь отсюда выехать, но для меня к сожалению это

не представляется возможным. Боюсь, что мне уж не придется Вас увидеть и не

могу сказать, как это все грустно. Бабушка моя совсем уже не встает, да и я

не многим лучше себя чувствую. Одна моя мечта это уехать отсюда и хоть

немножко приблизиться к Дане. Я по-прежнему не работаю и в материальном

отношении очень тяжело, но это все ерунда.

Я почти не выхожу из дома и никого не вижу, да и нет охоты выходить, т.

к. вид города стал довольно противным.

Изредка вижу Яшку*(1), а так больше никого, Леонид Савельевич пропал без

вести - вот уже три месяца мы о нем ничего не знаем. Александра Ивановича

постигла Данина участь, в общем, я осталась здесь совсем сиротой.

Я Вам уже писала, если Вы получили мое письмо, что я переехала в

писательскую надстройку, т. к. моя квартира непригодна временно для жилья.

Все вещи свои я бросила и живу здесь среди всего чужого и далекого моему

сердцу, но сейчас жизнь так все изменила, что ничего не жаль, кроме

собственной жизни и людей. Ах, как мне Вас не хватает, как хотелось бы с

Вами поделиться и возле Вас хоть немножко отдохнуть и отогреться.

Я сознаю всю безалаберность моего письма, но если бы Вы дорогая поняли,

как трудно все переживать совершенно одной, почти без надежды на возможность

встречи с близкими и дорогими людьми.

Если в городе будет Саянова, с которой я отправляю это письмо, она

кажется едет в Пермь, то постарайтесь непременно ее увидеть, она Вам

подробнее обо мне расскажет.

Третьего дня вместе с Мурой Шварц встретившись в бомбоубежище, где только

не происходят встречи! Она волнуется, что долго от Вас не имеет известий.

Из Ленинграда очень многим удается вылететь, но для этого нужны, конечно,

данные, которых у меня нет, если получите это письмо, пожалуйста дайте

телеграмму о своем здоровьи, уже очень давно от Вас ничего нет.

Я на всякий случай написала Вам Данин адрес, т. к. боюсь, чтобы он не

остался в конце концов совсем один. Город Новосибирск, учреждение Вы знаете,

ЮвачТву-Хармс. Если будет возможность, пошлите ему хоть рубл. 50 или 40.

Если он уже доехал, это будет для него поддержкой. Простите меня, что и

здесь я докучаю Вам просьбами, но что делать, другого выхода нет. Тоскую я о

нем смертельно, и это главная причина моего тяжелого душевного состояния. Я

так верю, что все скоро кончится хорошо и что мы прогоним этих мерзавцев,

что это единственная причина из-за которой хочется жить и всеми силами

бороться за эту возможность. Мечтаю о Ваших вкусных ужинах и таких приятных

вечерах, которые мы проводили у Вас после концертов Антона Исааковича! Это

теперь кажется далеким сном.

Пришлите мне телеграмму поскорее, не откладывайте, я все-таки с моим

здоровьем никогда ни за что не могу ручаться. Хотелось бы хоть знать, что Вы

здоровы и относительно счастливы.

Целую Вас крепко, крепко как люблю, неужели нам не суждено будет еще

вместе сидеть и кушать всякие вкусные вещи?

Всем сердцем Ваша Марина

Привет Ант. Ис.

* 1. Якова Семеновича Друскина

___

Дорогая Наталия Борисовна, простите за бессвязное письмо, но только что

подтвердилось известие, что Дан. Ив. в Новосибирске. Если у Вас есть какая

нибудь материальная возможность, помогите ему, от Вас это ближе и вернее

дойдет. Я со своей стороны делаю все возможное, но мне сложнее из за

дальности расстояния. Делать это надо как можно скорее.

Адрес: Новосибирск НКВД, тюрьма, заключенному Дан. Ив. от моего имени.

Буду Вам бесконечно благодарна, обращаюсь именно к Вам, т. к. знаю Ваше к

себе отношение, а Вы лучше, чем кто-либо представляете мою жизнь сейчас и

всю тяжесть, которую мне приходится на себе нести. Если от Вас есть

возможность узнать относительно посылки теплых вещей и в каком положении его

дело, ведь он душевно больной и эта мысль сводит меня с ума.

Целую Вас, моя дорогая и милая, и простите меня за те неприятные минуты,

которые я Вам доставляю, но я теряю голову, как бы мне с ним связаться.

Фамилия: ЮвачТв-Хармс.


Елизавета Бам

ЕЛИЗАВЕТА БАМ. Сейчас, того и гляди, откроется дверь и они войдут... Они

обязательно войдут, чтобы поймать меня и стереть с лица земли. Что я

наделала? Если бы я только знала... Бежать? Но куда бежать? Эта дверь ведет

на лестницу, а на лестнице я встречу их. В окно? (Смотрит в окно.) Ууу,

высоко! мне не прыгнуть! Ну что же мне делать?.. Э! чьи-то шаги! Это они.

Запру дверь и не открою. Пусть стучат, сколько хотят.

СТУК В ДВЕРЬ, ПОТОМ ГОЛОС. Елизавета Бам, откройте! Елизавета Бам,

откройте!

ГОЛОС ИЗДАЛЕКА. Ну что она там, двери не открывает?

ГОЛОС ЗА ДВЕРЬЮ. Откройте, Елизавета Бам, откройте.

^ ГОЛОСА ЗА ДВЕРЬЮ.

ПЕРВЫЙ: Елизавета Бам, я Вам приказываю немедленно же открыть!

ВТОРОЙ: Вы скажите ей, что иначе мы сломаем дверь. Дайте-ка я попробую.

ПЕРВЫЙ: Мы сами сломаем дверь, если Вы сейчас не откроете.

ВТОРОЙ: Может, ее здесь нету?

ПЕРВЫЙ (тихо): Здесь. Где же ей быть? Она взбежала по лестнице наверх.

Здесь только одна дверь. (Громко): Елизавета Бам, говорю Вам в последний

раз, откройте дверь. (Пауза.) Ломай.

ВТОРОЙ: У Вас ножа нету?

ПЕРВЫЙ: Нет, Вы плечом.

ВТОРОЙ: Не поддается. Постой-ка, я еще так попробую.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Я Вам дверь не открою, пока Вы не скажите, что Вы хотите

со мной сделать.

ПЕРВЫЙ: Вы сами знаете, что Вам предстоит.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Нет, не знаю. Вы меня хотите убить?

ПЕРВЫЙ: Вы подлежите крупному наказанию!

ВТОРОЙ: Вы все равно от нас не уйдете!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Вы, может быть, скажете мне, в чем я провинилась?

ПЕРВЫЙ: Вы сами знаете.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Нет, не знаю.

ПЕРВЫЙ: Разрешите Вам не поверить.

ВТОРОЙ: Вы преступница.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ха-ха-ха-ха! А если Вы убьете меня, Вы думаете, Ваша

совесть будет чиста?

ПЕРВЫЙ: Мы сделаем это, сообразуясь с нашей совестью.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: В таком случае, увы, но у Вас нет совести.

ВТОРОЙ: Как нет совести? Петр Николаевич, она говорит, что у нас нет

совести.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: У Вас-то, Иван Иванович, нет никакой совести. Вы просто

мошенник.

ВТОРОЙ: Кто мошенник? Это я? Это я? Это я мошенник?!

ПЕРВЫЙ: Ну подожди, Иван Иванович! Елизавета Бам, прика...

ВТОРОЙ: Нет, постойте, Петр Николаевич, Вы мне скажите, это я мошенник?

ПЕРВЫЙ: Да отстаньте же Вы!

ВТОРОЙ: Это что же, я, по-Вашему, мошенник?

ПЕРВЫЙ: Да, мошенник!!!

ВТОРОЙ: Ах так, значит по-Вашему я мошенник! Так Вы сказали?

ПЕРВЫЙ: Убирайтесь вон! Балда какая! Я еще пошел на ответственное дело.

Вам слово сказали, а Вы уж и на стену лезете. Кто же Вы после этого? Просто

идиот!

ВТОРОЙ: А Вы шарлатан!

ПЕРВЫЙ: Убирайтесь вон!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Иван Иванович мошенник!

ВТОРОЙ: Я Вам этого не прощу!

ПЕРВЫЙ: Я Вас сейчас спущу с лестницы!

Елизавета Бам открывает двери.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Попробуйте скиньте!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Скину, скину, скину, скину!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Руки коротки!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Это у меня-то руки коротки?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ну да!

ИВАН ИВАНОВИЧ: У Вас! У Вас! Скажите, ведь у него?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: У него!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Елизавета Бам, Вы не смеете так говорить.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Почему?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Потому что Вы лишены всякого голоса. Вы совершили

гнусное преступление. Не Вам говорить мне дерзости. Вы - преступница!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Почему?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Что почему?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Почему я преступница?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Потому что Вы лишены всякого голоса.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Лишены всякого голоса.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: А я не лишена. Вы можете проверить по часам.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: До этого дело не дойдет. Я у дверей расставил стражу, и

при малейшем толчке Иван Иванович икнет в сторону.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Покажите. Пожалуйста, покажите.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Ну, смотрите. Предлагаю отвернуться. Раз, два, три.

(Толкает тумбу.)

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Еще раз, пожалуйста! Как это вы делаете?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Очень просто. Иван Иванович, покажите.

ИВАН ИВАНОВИЧ: С удовольствием.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Да ведь это же прелесть как хорошо (Кричит.) Мама! Пойди

сюда! фокусники приехали. Сейчас придет моя мама... Познакомьтесь, Петр

Николаевич, Иван Иванович. - Вы что-нибудь нам покажете?

ИВАН ИВАНОВИЧ: С удовольствием.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Халэ оп! Сразу, сразу.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Тут негде упереться.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Хотите, может быть, полотенце?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Зачем?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Просто так. Хи-хи-хи-хи.

ИВАН ИВАНОВИЧ: У вас чрезвычайно приятная внешность.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ну да? Почему?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Ы-ы-ы-ы-ы потому что вы незабудка. (Громко икает.)

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Я незабудка? Правда? А вы тюльпан.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Как?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Тюльпан.

ИВАН ИВАНОВИЧ (в недоумении): Очень приятно-с.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: (в нос): Разрешите вас сорвать.

ОТЕЦ (басом): Елизавета, не дури.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ (отцу): Я, папочка, сейчас перестану. (Иван Ивановичу, в

нос): Встаньте на четверинки.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Если позволите, Елизавета Таракановна, я пойду лучше

домой. Меня ждет жена дома. У ней много ребят, Елизавета Таракановна.

Простите, что я так надоел Вам. Не забывайте меня. Такой уж я человек, что

все меня гоняют. За что, спрашивается? Украл я, что ли? Ведь нет! Елизавета

Эдуардовна, я честный человек. У меня дома жена. У жены ребят много. Ребята

хорошие. Каждый в зубах по спичечной коробке держит. Вы уж простите меня. Я,

Елизавета Михайловна, домой пойду.

МАМАША ПОЕТ ПОД МУЗЫКУ: Вот вспыхнуло утро, румянятся воды, над озером

быстрая чайка летит и т.д.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Ну вот и приехали!

ПАПАША: Слава Тебе, Господи!

Уходят.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: А ты, мама, не пойдешь разве гулять?

МАМАША: А тебе хочется?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Страшно.

МАМАША: Нет, не пойду.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ:Пойдем, ну-у-у-у.

МАМАША: Ну пойдем, пойдем. (Уходят.)

(Сцена пуста)

^ ИВАН ИВАНОВИЧ И ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ, ВБЕГАЯ:

Где, где, где

Елизавета Бам,

Елизавета Бам,

Елизавета Бам.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Тут, тут, тут.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Там, там, там.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Где мы оказались, Иван Иванович?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Петр Николаевич, мы с вами взаперти.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Что за безобразие! Прошу меня не тычь!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Вот Вам фунт, баста пять без пяти.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Где Елизавета Бам?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Зачем ее надо Вам?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Чтобы убить!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Хм, Елизавета Бам сидит на скамейке там.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Бежим тогда во всю прыть.

^ ОБА БЕГУТ НА ОДНОМ МЕСТЕ. НА АВАНСЦЕНУ ВЫНОСЯТ ПОЛЕНО, И ПОКА П.Н. И И.И.

БЕГУТ, РАСПИЛИВАЮТ ЭТО ПОЛЕНО.

Хоп, хоп,

ногами

закат за

горами

облаками розовыми

пух, пух

паровозами

хук, хук

филина бревно! -

- распилено.

Отодвигается кулиса и за кулисами сидит Е.Б.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Вы меня ищете?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Вас! Ванька, она тут!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Где,где, где?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Здесь под фарлушкой.

На сцену выходит нищий.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Тащи ее наружу!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Не вытаскивается!

НИЩИЙ (Елизавете Бам): Товарищ, помоготе.

ИВАН ИВАНОВИЧ (заикаясь): Вот следующий раз у меня больше опыта будет. Я

как все подметил.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ (нищему): У меня ничего нет.

НИЩИЙ: Копеечку бы.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Спроси того вон дяденьку. (Указывает на Петра

Николаевича.)

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (Ивану Ивановичу, заикаясь): Ты гляди, что ты делаешь!

ИВАН ИВАНОВИЧ (заикаясь): Я корни выкапываю.

НИЩИЙ: Помогите, товарищи.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (нищему): Давай. Залезай туда.

ИВАН ИВАНОВИЧ: Руками обопрись о камушки.

Нищий улезает под кулису.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Ничего, он это умеет.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Садитесь и вы. Чего смотреть?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Благодарю.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Сядем.

(Садятся.)

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Что-то муж мой не идет. Куда он пропал?

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: Придет. (Вскакивает и бежит по сцене.) Чур-чура!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Ха-ха-ха. (Бежит за Петром Николаевичем.) Где же дом?

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Тут вот, за этой черточкой.

На сцену выходит Папаша с пером в руке.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ (хлопает Ивана Ивановича): Ты пятнашка!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Иван Иванович, бегите сюда!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Ха-ха-ха, у меня ног нет!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ: А ты так, на четверенках!

ПАПАША: Про которую написано было.

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Кто пятнашка?

ИВАН ИВАНОВИЧ: Я, ха-ха-ха, в штанах!

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ И ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ха-ха-ха-ха!..

ПАПАША: Коперник был велишайшим ученым.

ИВАН ИВАНОВИЧ (валится на пол): У меня на голове волосы.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ И ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

ИВАН ИВАНОВИЧ: Я весь лежу на полу!

На сцену выходит Мамаша.

ПЕТР НИКОЛАЕВИЧ И ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ха-ха-ха-ха-ха!

ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ой, ой, не могу!


sekcii-geografiya-ekologiya-geologiya-geoekologiya-biologicheskie-nauki-veterinarnie-nauki-selskohozyajstvennie-nauki-stranica-11.html
sekcii-informatika-zhurnalistika-literaturnoe-tvorchestvo-istoriya-iskusstv-matematika.html
sekcii-napravleniya-socialnie-proekti-familiya-imya-uchastnika.html
sekcii-stranica-2.html
sekcionnie-dokladi.html
sekciya--molodoj-specialist-xxi-veka-ennij-pedagogicheskie-universitet-im-m-akmulli-chelovek-obshestvo-kultura.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/povestka-kommersant-29042009-vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-7.html
  • school.bystrickaya.ru/boris-aleksandrovich-ribakov-stranica-30.html
  • institut.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-podgotovki-bakalavra-po-napravleniyu-073100-62-muzikalno-instrumentalnoe-iskusstvo-profil-bayan-akkordeon-i-strunnie-shipkovie-instrumenti.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/koncepciya-izdaniya-hudozhestvenno-graficheskaya-model-izdaniya-raschet-sebestoimosti-izdaniya-zaklyuchenie-spisok-ispolzovannoj-literaturi-prilozheniya.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-provedeniya-uroka-rasskaz-uchashihsya-ob-istorii-stroitelstva-russkogo-zhilya-soobsheniya-uchashihsya-o-predmetah-narodnogo-bita.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-4-osnovi-kompozicii-v-promishlennom-dizajne-lekciya-teoriya-promishlennogo-dizajna.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-vipolneniyu-samostoyatelnih-rabot-op-01-informacionnie-tehnologii-v-professionalnoj-deyatelnosti-po-specialnosti.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/ukazatel-literaturnih-rabot-i-istochnikov-sobranie-sochinenij-11-pechataetsya-po-postanovleniyu-centralnogo-komiteta.html
  • klass.bystrickaya.ru/8-chelovek-s-nevinnoj-ulibkoj-dzhejms-bollard.html
  • crib.bystrickaya.ru/informatizaciya-ekonomiki-internet-i-obshestvo.html
  • tasks.bystrickaya.ru/122bessonovskij-rajon-itogovij-otchet-po-issledovaniyu-investicionnih-vozmozhnostej-penzenskoj-oblasti-v-sfere.html
  • write.bystrickaya.ru/forma-70stend-spisok-uslug-dlya-uchastnika-vistavki.html
  • lesson.bystrickaya.ru/povishenie-kachestva-obucheniya-xxx-nauchno-metodicheskaya-konferenciya-vladivostok.html
  • nauka.bystrickaya.ru/voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-uchebno-metodicheskij-kompleks-izdatelstvo-tyumenskogo-gosudarstvennogo-universiteta-2008.html
  • student.bystrickaya.ru/-5-obrazovanie-reorganizaciya-i-likvidaciya-yuridicheskih-lic-i-grazhdanskoe-pravo-otrasl-rossijskogo-prava-4.html
  • knigi.bystrickaya.ru/situacionnie-zadachi-uchebno-metodicheskoe-posobie-k-prakticheskim-zanyatiyam-po-propedevtike-stomatologicheskih-zabolevanij.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sostav-produkcii-funkcionalnie-ili-kachestvennie-harakteristiki-potrebitelskie-svojstva-stranica-10.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/64faktori-vliyayushie-na-denezhnuyu-massu-uchebnoe-posobie-taganrog-izd-vo-trtu-2003.html
  • lesson.bystrickaya.ru/soderzhanie-ponyatiya-bezopasnost.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/laboratornie-raboti-laboratornaya-rabota1-stranica-4.html
  • predmet.bystrickaya.ru/socialnaya-politika-v-otnoshenii-lyudej-pensionnogo-vozvrasta.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/soderzhanie-obespechivayushee-formirovaniekommunikativnoj-kompetencii-rabochaya-programma-po-russkomu-yaziku-5-9-klassi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-labirinte-kratkoe-soderzhanie-romana-t-drajzera-amerikanskaya-tragediya.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zemlya-izmeneniya-v-zemelnom-i-kadastrovom-zakonodatelstve-v-2011-godu.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-biologii-dlya-11-klassa-rassmotreno-na-zasedanii.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5-kurs-obrazec-itogovogo-testa-po-leksicheskomu-materialu-iz-uchebnika-arakin-prakticheskij-kurs-anglijskogo-yazika-5-kurs-za-1-semestr.html
  • credit.bystrickaya.ru/polozhenie-xvi-mezhdunarodnogo-festivalya-molodih-ispolnitelej-hrustalnaya-magnoliya.html
  • abstract.bystrickaya.ru/17-sbornie-i-soedinitelnie-shini-rossijskoe-akcionernoe-obshestvo-energetiki-i-elektrifikacii-ees-rossii-obem.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nacionalnij-proekt-zdorove-demografiya-stranica-3.html
  • predmet.bystrickaya.ru/spisok-literaturi-postupivshej-v-biblioteku-kaznu-im-al-farabi-bilogiya-ilimdari-medicina-biologicheskie-nauki-medicina-s-05-01.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pozdravleniya-dlya-pozdrav-ru.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sekciya-ekologiya-rastenij-nauchno-issledovatelskaya-rabota-studentov-materiali-yubilejnoj-60-j-nauchnoj-studencheskoj.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/azastanda-korporativtk-degejde-strategiyaa-formulirovka-beru.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-modulya-disciplini-sovremennaie-problemi-avtomatizacii-i.html
  • doklad.bystrickaya.ru/usloviya-i-kriterii-vistavleniya-ocenok-bakalavrskaya-programma-kafedra-sociologii-napravlenie-sociologiya-disciplina.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.